Клуб "Гарцующий Дредноут" 

Открылся клуб "Гарцующий Дредноут" в 2009 году на Старом Арбате, в подвале,  до нас там были клубы "Вереск", "Пыль" и "22". Затем переехал на Большую Спасскую (м.Сухаревская), где работал до 2012 года. В 2014-2016 гг. мы жили в Старосадском переулке под названием" Точка Сборки" (до нас там работал клуб "Запасник"). В январе 2017 клуб "Гарцующий Дредноут" открылся в усадьбе тайного советника на Таганской улице. Всё это мы!  Работаем для вас с 2009 года.

В нашем клубе можно не только вкусно поесть или посетить концерт, но и стать участником самых разных культурных и социальных проектов. 
Приходите к нам отдыхать - и приносите свои идеи и мечты. У нас можно проводить как банкеты, концерты и вечеринки, так и семинары, кинопросмотры, творческие вечера и другие тематические мероприятия. 

Наши помещения

У нас есть несколько уютных помещений с оригинальными названиями. Вы можете выбрать любое, пришедшееся по душе. 

Гостиную стоит выбирать, если у вас намечается банкет или концертное мероприятие. Это зал на 40 мест с возможностью размещения аудио-оборудования для небольших акустических концертов. 

Кабинет - камерный вип-зал, где есть зона с диванами, пианино и столы для рабочих или дружеских встреч. Данный зал отлично подойдёт для празднования дня рождения или проведения совещаний. 

Работать и встречаться с друзьями мы рекомендуем в Лаборатории, откуда в теплое время года можно выйти на открытую веранду,

или в Библиотеке, где есть диванчики, столики на двоих, книги и "плазмы". 

Ценителям истории непременно рекомендуем посетить зал Печь

Для проведения мастер-классов, а так же для любителей настольных игр отлично подойдёт зал Салон со столами, рассчитанными на большие компании.

Организаторам и музыкантам

В «Гарцующем Дредноуте» есть зал для акустических концертов с посадкой порядка 40 зрителей (за столиками).

Работа звукорежиссера (смена в пределах 5 часов) и использование аппаратуры из клубного райдера стоят 1500 руб, билетера - 500 руб.

Условия ночных вечеринок и больших мероприятий на несколько залов обсуждаются отдельно.

Если вы уже проводили у нас концерты, можете отдельно обсудить с арт-директором другие условия сотрудничества.

Несколько организационных моментов, во избежание недоразумений:

1. Мы с удовольствием нальем исполнителям чай, кофе или воды. Если у вас есть требования к бытовому райдеру помимо этого, стоит озвучить их на начальном этапе переговоров.
2. Работа клубного билетера стоит дополнительные 500 руб, своего брать можно.
3. Мы не используем браслеты, у нас есть печать на руку. Вы можете привезти и использовать свои браслеты, мы не против.
4. Мы можем сами сделать афишу вашего мероприятия и, по договоренности, поставить ваш концерт в расписание клуба или не ставить. К концертам, которые идут в расписание и клубную рассылку, есть дополнительные требования.
5. В зале есть поднятая сцена и возможность приглушить свет в зале.
6. Столики из зала на время концерта убрать нельзя.
7. В зале работает официант. Кроме того, вдоль дальней от сцены стены проходит путь официантов из кухни в залы, и время от времени они проходят там с подносами (тихо и за спинами зрителей, но не ходить они не смогут).
8. Программа в залах строго акустическая (читай: не очень громкая), барабанную установку, даже электронную, использовать нельзя. Прочие детали обсуждаются отдельно.
9. Гримерки в клубе нет, никакого офиса, где можно запереть вещи, увы, тоже. Верхнюю одежду стоит оставить в гардеробе. Перед туалетами есть проходная достаточно просторная комната с большим зеркалом. По вашей просьбе можем забронировать вам столик в концертном зале или в другой части клуба, если вы хотите посидеть отдельно от зрителей до концерта.

Наши партнеры

Почему "Гарцующий Дредноут"? Что за усадьба? Истории и факты! 

Потомок королей
Из сподвижников Петра Великого самым сведущим в науках был граф Яков Вилимович Брюс. Сын шотландского офицера, он происходил из обедневшей ветви королевского рода Брюсов. Детство Якова Брюса прошло в Москве - в Немецкой слободе, где жили иностранцы. Там повсюду звучали чужеземные наречия - впоследствии в библиотеке Брюса будут книги на 14 языках. С Петром I Яков Вилимович познакомился, когда во время стрелецкого бунта прибыл на помощь молодому царю в отряде генерала Патрика Гордона. Умный и начитанный юноша привлек внимание Петра. Отправившись в Великое посольство в Европу, царь вскоре выписал Якова Брюса к себе – перенимать западный опыт в самых разных областях, от кораблестроения до законотворчества. В Англии Брюс стал учеником Исаака Ньютона и написал научную работу «Теория движения планет»; в Россию вернулся энциклопедически образованным человеком. Петр I советовался с ним по многим вопросам и доверял Якову Вилимовичу важнейшие государственные задачи. Генерал-фельдцейхмейстер, президент Берг-коллегии и Мануфактур-коллегии, Брюс фактически заново создал российскую артиллерию, горнорудную и легкую промышленность. А также усовершенствовал систему крепостей, будучи с 1720 года генерал-директором всех фортификаций страны. На переговорах о мире со Швецией проявил себя как талантливый дипломат. Не забывал и науки: занимался географией и математикой, химией и медициной, астрономией и лингвистикой. Заботясь о развитии образования, переводил учебные пособия и выписывал из Европы оборудование для Навигацкой и Артиллерийской школ, основанных по распоряжению Петра I. В Сухаревой башне в Москве, где разместилась Навигацкая школа, Брюс оборудовал первую в России астрономическую обсерваторию. Отчасти именно из-за невероятной эрудиции Якова Вилимовича после его смерти стали появляться легенды о его магических способностях и алхимических опытах…


Народная легенда о Брюсе:
А был он ученый — волшебством занимался и все знал и насчет месяца, солнца, и по звездам умел судьбу человека предсказать. Наставит на небо подзорную трубу, посмотрит, потом развернет свои книги и скажет, что с тобой будет. И как скажет, так и выйдет точка в точку. А вот про себя ничего не мог узнать. И сколько ни смотрел на звезды, сколько ни читал свои книги — ничего не выходит.
— Вижу, говорит, один туман.
Ну, все-таки хотел добиться. Мучился-мучился, да уж потом откровение во сне ему было. Сам рассказывал.
— Приходит, говорит, неизвестный старец и пальцем грозит:
— Ты, говорит, сверх меры хочешь захватить. А ты, говорит, будь тем доволен, что тебе дано. А ежели, говорит, будешь пытать сверх указанного, все отымется и будешь ты наподобие пня или чурбана…
Ну, он после этого и остыл…
— Ладно, говорит, что будет, то будет…

Рождение чародея
В XIX – начале XX века Яков Брюс стал самым известным (и едва ли не самым зловещим) персонажем московских городских легенд. Что о покойном графе только не рассказывали – будто бы получил он эликсир вечной молодости, летал ночами по городу на железной птице, спрятал в Сухаревой башне магический гримуар царя Соломона и даже замуровал супругу в стену дома на Разгуляе (на самом деле Брюс никогда в этом здании не бывал; оно принадлежало роду Мусиных-Пушкиных, представитель которого женился на правнучатой племяннице Якова Вилимовича).
Репутацию чернокнижника Брюс заработал… из-за просветительской деятельности. Сподвижник Петра I руководил еще и типографией, которую открыл в Москве при Артиллерийском приказе купец Василий Киприанов. Там издавали учебники, научные труды, карты, и среди прочего календарь, подписанный составителем Киприановым и редактором – Брюсом. Уже после смерти обоих сын Киприанова переиздал календарь в виде сборника, включавшего месяцеслов, народные приметы, карты и астрологические прогнозы - и ради коммерческого успеха вынес имя Брюса в заглавие. «Брюсов календарь» десятки лет был бестселлером. Читатели верили, что ученый граф лично предсказал им судьбу. Так Яков Брюс и заслужил посмертную славу знатока тайных наук, астролога и волшебника.

Народная легенда о Брюсе: 
Вот тот же Брюс сделал из цветов девушку: и ходила, и комнату убирала, только говорить не могла. Правда, долго работал, но все же сделал. Вот один граф увидел ее и полюбил — красавица была. Ну, знал, что она не умеет говорить, только так рассуждал, что и с немой можно жить. И пристал к Брюсу: 
— Выдай замуж за меня свою девицу. 
А Брюс отвечает: 
— Да ведь она искусственная! 
Граф не верит, пристал как банный лист к спине: 
— Отдай, говорит, не то жизни лишусь и записку оставлю, что это ты меня до точки довел. 
Ну, что с дураком делать? Взял Брюс из головы девушки шпинек — она вся и рассыпалась цветами. Тут граф испугался и кинулся бежать. 
— Ну, говорит, к черту его, этого Брюса! Он, говорит, еще возьмет, да превратит меня в медведя или волка! — И после того и близко к Брюсу не подходил. 

Утраченные сокровища 
После смерти Петра I Брюс отошел от государственных дел и поселился в подмосковной усадьбе Глинки. Здания усадьбы, возведенные по его чертежам, - в наши дни единственные сохранившиеся в московском регионе дома, в которых Яков Вилимович действительно жил. Он обустроил там лабораторию, обсерваторию и систему подземных ходов. В Глинках Брюс и скончался в 1735 году. Его библиотеку, в те времена – четвертое по величине собрание книг в стране, отправили в Петербург, в Академию наук, но значительную часть книг потеряли. Его рукописи тоже по большей части утрачены. 
Похоронили ученого графа в Москве, в лютеранской кирхе Святого Михаила на Гороховом поле (в районе современной улицы Радио). В советское время на этой территории построили Центральный аэрогидродинамический институт, и церковь уничтожили. В 1929 году, когда копали котлован, могилу Якова Брюса вскрыли. Хорошо сохранившиеся погребальное знамя с гербом, кафтан и камзол передали в Исторический музей, в фондах которого они хранятся и ныне. Останки Брюса исчезли - возможно, мистическим образом, но скорее всего - из-за разгильдяйства и небрежения потомков.

Народная легенда о Брюсе: 
...Сделал из стальных планок и пружин огромаднейшего орла. Сядет на него верхом, придавит пружинку, орел и полетит. И сколько раз летал над Москвой. Народ и высыпает, задерет голову и смотрит. Только полицмейстер ходил к царю жаловаться на Брюса. 
— Первое, говорит, от народа нет ни прохода, ни проезда. А второе, говорит, приманка для воров: народ, говорит, кинется на Брюсова орла смотреть, а воры квартиры очищают… 
Ну, царь дал распоряжение, чтобы Брюс по ночам летал. А говорят, не знаю, правда ли, что нынешние аэропланы по Брюсовым чертежам сделаны. Будто профессор один отыскал эти самые чертежи. И будто писали об этом в газетах… 
Но только долетался Брюс на своем орле. Полетел раз и не вернулся: унес его орел, а куда — никто не знает. Царь жалел его: 
— Такого, говорит, Брюса больше у меня не будет. 
И верно, не было ни одного такого ученого. 

Полеты в сказках и наяву 
С глубокой древности люди мечтали о полетах. Более четырех тысяч лет назад у шумеров бытовало предание о том, как царь Этана вознесся на небо на орле. У древних греков появился миф о побеге Дедала и Икара из неволи с помощью крыльев, сделанных из воска и птичьих перьев. Волшебные истории о ковре-самолете рассказывали и в Персии, и на Руси. Однако находились и желающие сказку сделать былью. В XI веке английский монах Эйлмер спикировал с одной из башен обители на самодельных крыльях. При приземлении он сломал ноги и остался хромым на всю жизнь, зато заслужил прозвище Летающий Инок. Древнерусский писатель XIII века Даниил Заточник, рассказывая, как современники демонстрируют друг другу удаль молодецкую, отмечал:«…иной летает с церкви или с высокой палаты на шелковых крыльях». В эпоху Возрождения Леонардо да Винчи изрисовывал страницы записных книжек чертежами разнообразных летательных аппаратов. Винтокрылая машина, сделанная по его рисункам, была бы слишком тяжела, чтобы взлететь. Однако, по словам «отца вертолетостроения» Игоря Сикорского, его источником вдохновения был именно этот чертеж да Винчи, который будущий авиаконструктор видел в детстве. Леонардо и сам собирался воспарить с вершины горы на крыльях собственного изготовления, но, к счастью для человечества, так и не осуществил эту задумку: неизвестно, чем она могла бы закончиться.

Вертолет Ломоносова 
Мечта построить летательный аппарат не давала покоя многим изобретателям. В 1754 году ученый-энциклопедист Михаил Ломоносов на заседании Академии наук продемонстрировал модель «аэродромической, или воздухобежной» машины, «...которая должна употребляться для того, чтобы с помощью крыльев, движимых горизонтально, в различных направлениях силой пружины, какой обычно снабжаются часы, нажимать воздух (отбрасывать его вниз), отчего машина будет подниматься в верхние слои воздуха». В этой машине, которую ученый предполагал использовать для метеорологических опытов, использовалась механическая сила пружины, однако Ломоносов не развил этот принцип и не создал аппарат, способный поднять в воздух человека. Зато почти тогда же, в 1762 году, под Тобольском был пойман и наказан иеромонах-расстрига Федор Мелес, мастеривший из ворованной холстины крылья, чтобы улететь из Сибири домой, в Малороссию. 

Легче воздуха 
Совершенно иную летательную конструкцию придумали французы — братья Жозеф-Мишель и Жак-Этьен Монгольфье, владельцы бумажной фабрики. По легенде, изобретению способствовал курьез. Жена одного из братьев слишком близко подошла к камину, и теплый воздух поднял ей юбку выше колен. Тут ее супруга и осенило, что именно горячий воздух поможет шару взлететь. В июне 1783 года братья Монгольфье решились на публичную демонстрацию изобретения. На площади города Аннонэ они развели костер и наполнили дымом и теплым воздухом матерчатую оболочку, оклеенную изнутри бумагой. Огромный, с трехэтажный дом, шар взлетел выше крыш и через 10 минут приземлился примерно в двух километрах от места старта. 19 сентября того же года на новом шаре братьев Монгольфье полетели первые живые существа – петух, утка и овца по кличке Монтосьель («Поднимись-на-небо»). После них стали подниматься в воздух и люди. Первыми свободный полет на тепловом аэростате братьев Монгольфье совершили 21 ноября 1783 года химик Жан-Франсуа Пилатр де Розье и маркиз д’Арланд.

В следующем, 1784 году российская императрица Екатерина II, видя, что воздухоплаванием заинтересовались и ее подданные, законодательно запретила запускать воздушные шары с 1 марта по 1 декабря во избежание пожаров.

Письмо российского посла во Франции князя Барятинского Екатерине II: 
«Возможно будет дойти до того, что оными машинами могут управлять, как судами на воде… то многие вещи в свете возьмут совсем другой оборот, а наипаче политические и коммерческие дела, в разсуждении скоропостижного сношения, равномерно и военные силы и движения не могут быть скрыты от верного исчисления и примечания и не будет никакой крепости, которою бы не можно было овладеть чрез угрозы с воздушных машин метанием огненных материй, каковых потушить невозможно». 

Летучий корабль 
Как только полеты на воздушных шарах стали реальностью, люди задумались, как сделать аэростаты управляемыми. Были попытки приспособить для этого паруса, руль, весла и приделанные к гондоле крылья. Изобретателем дирижабля (это слово в переводе с французского значит «управляемый») считается французский математик Жан-Батист Мёнье. В 1784 году он предложил проект эллипсоидного аэростата. Полет устройства должны были направлять три винта, которые вручную вращала бы команда из 80 человек. Задумку так и не воплотили, но в следующем столетии проект Мёнье вдохновил другого француза, Анри Жиффара. Он построил дирижабль длиной 44 м, оснащенный паровым двигателем. В 1852 году Жиффар, как считается, совершил первый в истории полет на дирижабле. 

Русский дирижабль? 
«Кабы я был птицей, владел бы не одной столицей», - говорил русский полководец Александр Суворов. Военный потенциал аэростатов по-настоящему заинтересовал императора Александра I. Весной 1812 года к российскому послу в Штутгарте обратился немецкий механик Франц Леппих с предложением построить управляемый аэростат. Проект выглядел грандиозно: в течение трех месяцев изобретатель обещал правительству создать 50 «наиудобнейших воздушных кораблей», способных поднять 40 человек и груз весом в 12 тысяч фунтов (почти 5 тонн). Назревала война с Наполеоном, и новейшие технологии могли обеспечить победу, так что Александр Iповелел выписать Леппиха в Россию и предоставить ему все необходимое. В целях секретности Леппих по прибытии поселился под Москвой под фамилией Шмидт; работу над аэростатами маскировали под постройку земледельческих машин. Первые испытания рыбообразных аэростатов, управляемых с помощью маховых крыльев, находящихся по бокам от гондолы, прошли без особого успеха. Машина не смогла поднять в воздух и двух человек. Тем временем армия Наполеона уже подступала к Москве. Леппиха эвакуировали, проект спешно свернули. 
Однако ходили слухи, что перед оставлением Москвы механик нашел в Сухаревой башне чертежи летучего корабля, сделанные еще графом Яковом Брюсом, и на их основе усовершенствовал свой аэростат. Перед самым оставлением Москвы его воздушный корабль «Гарцующий» якобы успешно прошел испытания в строжайшей тайне, но был уничтожен в панике отступления, чтобы секрет не достался врагу, пока Россия не обзаведется мощным воздушным флотом. Однако чертежи, как рассказывали московские старожилы, тоже были утеряны при отступлении, и Леппих, уехав в Нижний Новгород, так и не смог в дальнейшем воспроизвести достижение.

Дом №13 
В 1780 году Николай Яковлевич Аршеневский – потомок литовских дворян, участник русско-турецкой войны, полковник, впоследствии - генерал-майор, выкупил у рязанского купца и фабриканта Ипатьева усадьбу в Москве. В наши дни это дом №13 по улице Таганской. Здание незадолго до покупки сгорело до фундамента, но в поразительно короткие сроки на месте пожарища появился новый особняк. Здание даже вошло в изданный архитектором Казаковым альбом «Лучшие дома в Москве, внимания заслуживающие». Карьера влиятельного вельможи, впрочем, заставляла Аршеневского не сидеть на месте: в 1786 году Екатерина II назначила его гражданским губернатором Смоленска, в 1797-м Павел I произвел его в тайные советники и сделал астраханским губернатором. Однако на следующий год Николай Яковлевич вышел в отставку и вернулся в Москву, где гражданским губернатором был его брат Петр. 
После смерти Николая Яковлевича Аршеневского в 1802 году его наследники покинули дом № 13 по Таганской улице и перебрались в свое подмосковное имение Белая Дача. В 1804-м в особняке открылось Московское Коммерческое училище, получившее в дар оставшуюся в доме мебель и книги. Училище просуществовало всего два года, после чего дом и имущество в нем, в том числе бесценная библиотека семьи Аршеневских, были переданы на попечение государства. 

Позднее особняк Аршеневского ещё не раз менял владельцев, горел и отстраивался заново. Единственной частью дома, которая никогда не перестраивалась, по сей день остаётся подвал, где, согласно одной из городских легенд, был устроен тайник с чертежами летучего корабля графа Брюса. Впрочем, это легенда.

Наша афиша в Гугл-календаре!